Стокгольмский синдром что это ординарными словами

Травматическая привязанность Признаки травматической привязанности Мало личного опыта Видео Травматическая привязанность либо «почему ты не имеешь возможности просто уйти» Почему мы раз за разом возвращаемся к человеку, который представляет опасность для нашего физического и психологического здоровья? Термин «травматическая привязанность» ввёл психолог Патрик Карнес, описавший её как внедрение одним человеком запугивания, возбуждения и сексапильной физиологии для эксплуатации инного. Другими словами, травматическая привязанность – это наисильнейшая чувственная зависимость меж жертвой и агрессором, возникающая в итоге циклического цикла ожесточенного воззвания (нарастание напряжения – насильный инцидент – примирение – «медовый месяц»). Также как именитый «стокгольмский синдром», травматическая привязанность развивается, в своё время партнёры совместно переживают рискованный и чувственно заряженный опыт, который странноватым образом их сплачивает. В обоих вариантах мы имеем дело с непредсказуемыми отношениями, страхом вперемешку с неверной надеждой, и полным отсутствием логики. Травматическая привязанность – это не только лишь проявление инстинкта выживания, да и «подсаживание» на гормонально-эмоциональные горки. «Отличные» и «нехорошие» периоды сменяют друг дружку настолько нежданно, что вся жизнь преобразуется в тревожное ожидание, переходящее в наисильнейшее облегчение и даже благодарность за редчайшие проявления доброты. Беспощадность и равнодушие в один момент сменяются раскаянием, нам даруют подарки и молвят комплименты, имитируя заботу и нежное отношение. Мы получаем непредсказуемое вознаграждение, и конкретно оно вызывает у нас зависимость от одобрения абьюзера и готовность пожертвовать собой опять ради получения новейшей «дозы» любви. Причём зависимость всеполноценную, биохимическую, с ролью серотонина, дофамина, окситоцина, кортизола и адреналина. Неслабый нейро-коктейль, не так ли? Признаки травматической привязанности Мы чувствуем себя в тупике и не представляем, как порвать дела Мы находимся в неизменном ужасе спровоцировать партнёра на злость Мы начинаем выгораживать партнёра, в своё время наше близкое свита настаивает на необходимости от него уйти Если же мы всё же решаемся уйти, то испытываем глубочайшие мучения и неодолимую тягу возвратиться и испытать «начать всё поначалу» Нас преследует хроническое чувство утраты контроля над собственной жизнью пятого легенд о мужских изменахНемного личного опыта Я 10 лет сохраняла связь с человеком, который практически доводил меня до безумия, но зависимость была посильнее здравого смысла. Мне было 18, я только что отошла от первого в прекрасной жизни расставания со школьной любовью, затем здесь он – заводной, внимательный, умный. Моё самоуважение зависело от него полностью и стопроцентно. Я умаляла отвратительность его поведения и романтизировала его редчайшие добрые поступки. Я сканировала любой его жест и каждое слово, выискивая там любовь. Я морила себя голодом, меняла наружность и поведение и всячески подстраивалась, чтоб выйти на 1-ое пространство в его длинноватом перечне любовниц жертв. Пару лет спустя мой психолог именовал его моей 2-ой булимией. Пробы строить новейшие дела заканчивались провалом согласно трём причинам: мне было скучновато в состоянии покоя, жизнь казалась пресной, я чувствовала нехватку страсти – давала о для себя знать био тяготение к сверхсильным чувственным переживаниям; от новейших партнёров я повсевременно ждала самого худшего, затем если же юноша был хорошим и любящим, я неосознанно создавала напряжение сама – таковым образом я пробовала совладать с чувством абсолютной пустоты, вызванной отсутствием обычной болезненной связи; мой истязатель повсевременно врывался в мою жизнь и разламывал все хрупкие преграды, которые я неуверенно расставила вокруг себя. Друзья крутили пальцем у виска и закатывали глаза, если же я заводила разговор о этом человеке. Я чувствовала себя всё наиболее и наиболее одинокой и изолированной от целого мира. Потому желаю отдать маленькой совет тем, кто следит за схожими отношениями.