Стиль в «точке зеро»

Желают ли НАТОвцы войны — спросите вы у Монтаны. Привычка и политика. Связь меж ними поглубже очевидного: «кутюрье обшивают политическую элиту». У моды есть дар — предугадывать мировые действия и умение стремительно и верно реагировать на потрясения. Далее Первой Мировой появился стиль Шанель, далее 2-ой — new look. Чем обернулись для моды действия 11 сентября?

На данный момент, далее даты «Ч», вспоминаешь коллекции за крайние пару лет и удивляешься. Детали одежки, аксессуаров и фасона, которые «облизывали» камеры далее Событий, были с точностью предсказаны дизайнерами. К примеру:

Стиль «милитари». Повсевременно, появлялся в коллекциях с середины 90-х и достигнул пика в 2000-2001 годах. От миниатюризма цвета хаки повальное увлечение плавненько перебежала к обыгрыванию замысловатости камуфляжа. Майки, штаны-комбат, куртки, сумки, стилизованные солдатские жетоны на шейке… В коллекции Miu-Miu осень/зима 2001-2002 — были даже истинные шинели с погонами.

Южноамериканская тема. Сентябрьскому всплеску патриотизма предшествовал период иронизирования кутюрье над образом фольклорного янки, вольного и храброго обитателя «Мальборо-кантри». Еще в кинофильме Олтмена «Высочайшая повальное увлечение» человек, схожий на CK, дает моделям надеть ковбойские сапоги. В «давних тех» 00-01 годах появился бум ковбойской одежки. Кожанки с бахромой, джинсы, казаки и шапки, шапки, шапки можно было узреть как на Мадонне, так и на звездах русской эстрады.

Значки. Все знают про флаг на лацкане пиджака Дж. Буша. Как престижный гаджет значки возникли еще в летнюю пору 2000. {Тогда} они не несли общественно-политической перегрузки, и были просто декоративными элементами, цитатой уличной моды эры панка и постпанка (конец 70-х, 80-е).

Бороды. Числятся основным наружным признаком исламистов-радикалов, от кавказских ваххабитов до южноамериканского члена «Ал-Каеды» Джонни Уокера. В 2001 окладистая борода вытеснила испаньолки, мефистофелевки и частично небритость. Модель с рекламы E. Zegna, К. Ривз, целый ряд русских журналистов и сам Том Форд выглядели, как заправские талибы.

Положим, побыли кутюрье немножко нострадамусами. Но ось СВЕРШИЛОСЬ. Как отреагирует повальное увлечение на разрушение башен-близнецов и последовавшую за сиим контртеррористическую операцию?

Привычка станет наиболее броской, шикарной и сексапильной. Навязывается аналогия с 80-ми. {Тогда} Рейган произнес речь о «империи зла», сейчас Буш — о оси государств, поддерживающих терроризм. В воздухе витало чувство крайней схватки добра и зла (nunclear war — возлюбленная тема песен, пользующееся популярностью заглавие для клубов — Tchernobyl и т.п.). В моде же был всплеск роскоши. Чудилось, что люди ожидают катастрофы и желают успеть оторваться не полной программке. Широкие плечи, стразы, блестки, дорогие ткани… Может быть их повторение, благо про Апокалипсис не вспоминал сегодня лишь ленивый.

С иной стороны, западная повальное увлечение будет показывать сияние, достояние и открытость вольного мира. Это может стать наиболее мощным ударом не «государствам-изгоям», чем самая мощная бомба в Тора-боре. Практически во всех бедных странах обожают одежку, которая смотрится недешево. Вспомяните 1-ые кадры освобожденного Кабула. Снова открытый магазин с «шикарными» (в кружевах, рюшах и блестках) женскими платьицами.

Изберут ли восточные мужчины, не природе далековато не аскеты, скромность и бедность фундаментализма либо эту моду — большенный вопросец. Тем наиболее, что и модификации станут наиболее в их вкусе. Заместо анорексичных женщин и юношей с печатью вырождения на лицах покажутся прочные красавчики и кросотки с развитыми формами. Энтузиазм будет представлять спортивная подтянутая фигура. Хотя и к полным моделям будет энтузиазм. Знаковым сделалось внимание, проявленное показу моды огромных размеров Lane Bryant со скандальной моделью Анной-Николь Смит (такой анти-кейт-мосс) и сопровождением группы KISS. У нас о нем даже был сюжет в новостях НТВ.

На Западе почти все отметили недавнешнее возникновение полуголого Тома Круза на обложке Vanity Fair как постполиткорректное возвращение к эмоциональности.

В моде будет южноамериканский стиль, что отыщет выражение в конечной смене силуэта пиджака с «севил-роу» (три пуговицы, высочайшая застежка, маленькие плечи) на традиционный южноамериканский на 2-ух пуговицах с большенными плечами.

Уже сменился престижный флаг. В 90-е обожали украшать одежку английским «Юнион Джеком». Вспомним платьице ginger-spice Дж. Халливел. Сейчас Боно U-Двух со значением показывает публике звездно-полосатую подкладку куртки.

Постоянно найдутся и хулиганы, которые не традиции стимулировать общественность попранием устоев. Панк-певец Сид Вишез носил майку со свастикой. Сейчас вернувшиеся Пакистана журналисты будут щеголять тамошними майками «Osama. World Hero» либо «Jihad». Их поддержат местные альтернативщики, антиглобалисты и остальные. Интеллигентские споры — как в 68-ом вокруг Троцкого и Мао, — будут вестись вокруг особенностей суннитского и шиитского богословия. Заместо фен-шуя и йоги в моду войдет суфизм.

То, что нынешняя повальное увлечение чувствительна к мировым событиям, обосновывает шум, появившийся вокруг заявления семьи Бен-Ладен. Родственники Осамы поздней в осеннюю пору объявили о намерении сделать дом моды. Чудилось бы, можно лишь скептически улыбнуться желанию вклиниться на {рынок}, где все издавна поделено, не достаточно кто ожидает новичков, инак те же магнаты Арно либо Пино будут побогаче всего бессчетного саудовского клана. Ась шуму-то взошло, бойкот объявляли…

Продолжение читайте в последующем выпуске.

Арсений Загуляев