Николай Повелитель

     В том, что Николай виртуоз в стрижках, я удостоверилась на своем опыте. Ножницы и остальные парикмахерские инструменты ловко скользят в его руках, за ними не угонишься, однако в своё время уже опомнишься, то и не узнаешь себя в зеркале — таковая краса вышла. Неповторимая изюминка Николая — его оригинальность, способность созидать людей, ощущать их, угадывать их вкусы, индивидуальности, нрав. Конкретно это свойство дозволяет мастеру отыскивать неповторимые и нежданные варианты причесок, стиль и что именуется изюминку.

     Чудилось бы, нужно работать всю жизнь парикмахером, чтоб безошибочно определять, какой-никакой стиль либо стрижка характерны либо более соответствуют данному типу личности, быть уверенным, в том, что сделает человека неподражаемым. Николаю для этого пригодилось существенно меньше времени. Аюшки?, вообщем, он в нем и не имел нужду. Он просто стриг так, как ему хотелось стричь, так, как он это лицезрел, со вкусом, с настроением, с неописуемым творческим запалом, с личным подходом к человеку. У Николая это от природы — ко всему подступать с личной заинтригованностью. Как все начиналось?

      От актера к парикмахеру

     В рассказе Николая о для себя ощущается что-то необычное, то, что случается изредка и далековато не со всеми. Права пословица — профессиональный человек одарен во всем. У Николая выходило все, за что бы он ни взялся. Собственный актуальный и творческий путь он начал с дирижера оркестра Курганской филармонии. Но на этом Николай решил не останавливаться. Он постоянно стремился вперед. Далее армии поступил в театральный институт, бессчетно окончании которого был приглашен в Свердловский Драматический Театр. Приглашали и в Петербург, но свердловский режиссер переманил-таки Николая к для себя. Было сыграно много ролей, было признание и фуррор, не хватало лишь…
средств на хлеб. Видя впереди себя улыбающегося, прекрасно одетого человека, тяжело представить то, что он отказывал для себя в еде. «Мне страшно хотелось «Сникерс», однако я не был способным его для себя дозволить, — смеясь, признается Николай. — Да что же там «Сникерс» — было время, в своё время мне приходилось выбирать — поужинать либо бросить ужин на завтрашний день». Нуждаясь в деньгах, Николай решает бросить театр. Его режиссер посчитал это предательством. Но конкретно это принужденное предательство позволило Николаю стать высококлассным мастером-парикмахером.
      «В один прекрасный момент, в то время в своё время мне приходилось совершенно туго, и я фактически оставил театр, я шел бессчетно улице и натолкнулся на ярко светящуюся вывеску центральной парикмахерской. Я весьма опешил тому, как она преобразилась — потрепанной и незаметной стала вдруг неузнаваемо прекрасной. Я решил попытать счастья, вошел и попросился на работу. Нужно сказать, что в свое время мой друг затащил меня на короткосрочные курсы парикмахеров и даже оплатил их, лишь бы я обучался с ним за компанию. Если честно, это были занятия низкой квалификации, которые никакой полезности мне не принесли, но при устройстве в парикмахерскую свою службу они все таки сослужили. Да еще каковую!
     В тот денек не считая меня были еще желающие устроиться парикмахером. Но я сориентировался, отчаянно лгал, что все могу, все умею, что я совершенно самый-самый. Именно в этот момент мастер салона, Лена Карамышева, входившая в Областную лабораторию парикмахерского искусства, создавала свою команду. Ей необходимы были профессиональные мастера. Она попросила меня уложить волосы. Мне катастрофически подфартило: не понимаю, что бы я стал созодать, если бы принудили стричь, ведь я никогда никого не стриг. Но в прическах я кое-что осознавал: в театре нередко не хватало гримеров, и актеры сами укладывали волосы друг другу. {Фантазии} у меня постоянно хватало, я выдумал прическу и стремительно ее соорудил. Думаю, что вышло хорошо, поэтому как на работу меня взяли.

      Судьба

     Николаю никогда не приходило в голову, что он может стать парикмахером, да к тому же создать парикмахерское творчество делом собственной жизни. Невольно навязывается вопросец: «Как все-же удавалось стричь, не имея совсем никакого опыта?» «Все весьма просто, — улыбается Николай — всего только мало изобретательности. Желаете знать, как я работал? Я усаживал клиентку в кресло, намыливал ей голову «Утренней розой» (я вычитал, что составляющие, входящие в состав этого косметического средства, поддерживают здоровье волос), заверив ее, что это в хорошем качестве целебной процедуры, прока она посиживала, я мчался в подсобку и листал там конспекты парикмахерских курсов бессчетно технике стрижки. Клиентка, не подозревая моего дилетантства, оставалась довольна завышенным вниманием к для себя.
     В целом, ничего сложного, основное быть уверенным и не страшиться того, что делаешь, тем наиболее что и клиенты были не изощрены на выдумки. Они просто гласили: «остригите меня, как Марианну либо уложите мне волосы как у Идэн Санта-Барбары. Были и такие дивные клиентки, которые приносили с собой куколку, чтоб показать, каковую стрижку они желают».

— Николай, неуж-то никто не подозревал, что вы не реальный парикмахер?
— По части началу все шло, без затруднений, но с течением времени у Елены, той, что приняла меня на работу, стали появляться подозрения насчет меня. Я не стал отпираться и во всем ей признался. Елена, видя мое рвение к парикмахерскому искусству, потихоньку начала мне давать подсказку и рекомендовать. Будучи специалистом собственного дела, в совершенстве владея техникой стрижки, она многому меня обучила. Я оставался допоздна в парикмахерской, придумывал прически, стриг, исследовал все имеющиеся там журнальчики, и совершенно все, тот или другой лишь находил.

— В своё время вы сообразили, что не напрасно ушли театра?
— {Тогда}, в своё время я узрел, что, то, что я работаю, нравится окружающим. Уже через полгода у меня возникла своя клиентура, возникла запись на мастера, меня стали узнавать на улице. Я стал вторым парикмахером в городке, меня называли Владыкой длинноватых волос.

— В своё время состоялся ваш 1-ый показ?
— В Свердловске выбирали мэра и бессчетно этому случаю меня попросили создать выставку и показать коллекцию собственных работ. Я сделал 1-ый в собственной жизни показ. Это были 20 манекенщиц с уложенными мною вечерними прическами. Нужно сказать, что, в своё время шел показ, я так был тронут тем, что у меня здорово вышло, что не сдержал слез. Я не согласен с тем, что реальный мужик не рыдает. Все это вздор. У всякого человека обязано быть что-то от что он был способным бы зарыдать, естественно, не от ежика в тумане. От экстаза, от соболезнования, от любви.

— Поделитесь вашим подходом к клиенту?
— Во-1-х, парикмахерское искусство — это работа 2-ух людей — клиента и мастера. Ведь ведь даже в театральных институтах преподают базы гипноза, действия на человека, то же самое и в моей работе. Необходимо отыскать верный подход к клиенту, расположить его к для себя. Моя профессия соединяет внутри себя актерское и парикмахерское мастерство. Моя работа с клиентом заключается в последующем: поначалу я причесываю, определяю состояние волос, предлагаю свои суждения насчет стрижки, узнаю предпочтение длины волос тогда и лишь приступаю к стрижке.

— Есть ли у вас любые особенные секреты мастерства?
— Секретов никаких нет. Обучить стричь, хотя, можно хоть какого, но 10 человек, например, лишь один-два стают профессиональными мастерами. Что же непременно касается моей работы, то для меня это стиль жизни. Еще, ежели вы уж обязательно желаете секретов, я верю в легкую и томную руку. Совершенно, понимаете, клиентка обязана быть влюблена в собственного мастера, {тогда} выходит истинное искусство.

— Не бывает ли так, что вы считаете свою работу монотонной?
— Я постоянно иду на работу с неплохим настроением и ухожу домой с неплохим. Поэтому что на работе я творю, я создаю новейшие образы, новое мироощущение людей и это совершенно не скучновато.

— Николай, я понимаю, что, имея внушительную клиентуру, вы стрижете у себя дома, выскажемся так, за символическое вознаграждение. Почему бы для вас не перейти лишь на обеспеченных клиентов, вы бы зарабатывали намного больше?
— {Дело в том}, что у меня иная установка: людские дела стоят еще больше средств.

Дискутировала Оксана Васьковская