Катя Лель. Фаворит полным-полно жизни

      Катя Лель – красотка с фигурой модификации – много жестикулирует, движения ее – легкие и резвые. Глаза источают тепло. Одета Катя просто и со вкусом: бежевая кофта с «блеском», темные брючки. Мейкап неброский, волосы ухожены.
      В небольшом отличии от почти всех звезд в Кате не видно снобизма, с ней приятно разговаривать. Хотя, в любом жесте девицы чувствуются активность и мощный нрав.

— Я не курю и не терплю запах сигарет! От него я задыхаюсь, мозги начинают пухнуть, не имею возможности ни спать, ничего! Не считая того я чувствую, как страшно запах действует на голосовые связки. Потому курильщики для меня – нескончаемая неувязка. Я готова создать что угодно, чтобы не вдыхать табачную мерзость! Увы кругом все дымят! – начала пенять Катя, как мы повстречались.

— Катя, вы отлично выглядите. Пользуетесь ли вы услугами стилистов, визажистов, косметологов?
— Да. Я их неизменная клиентка. Ведь если же дело касается стиля, я предпочитаю доверяться экспертам. Занимаюсь на тренажерах, фитнессом, танцую совместно со собственной балетной группой, тренирую глас с преподавателем полным-полно вокалу, совершенствую познание британского.

— Как вы питаетесь?
— Соблюдаю диету: практикую раздельное питание. Мясо и картофель лишь раздельно, так дальше. Совершенно меня завлекает японская кухня, ее рыбные сладости. Трижды за месяц – разгрузочные деньки. Плюс далее 7 – восьми вечера в хоть какой денек ограничиваю себя в еде: пью лишь йогурты либо напиток. Если же же весьма охото есть, фрукты – овощи и свежевыжатые соки.

— Ваше любимое блюдо.
— Плов. Обожаю плов и все, что делается изо риса.
  

— Поведайте, как складывается ваш денек.
— Встаю поздно: около пополудни, буква ложусь за полночь. Деньком – репетиции, занятия в тренажерном зале, с преподавателем полным-полно вокалу, консультации со стилистами, постановщиками танцев. Вечерком – выступления либо присутствие на концертах коллег. Это мой денек, в своё время я не на гастролях. Увы разъезжаю я часто, правда, пока лишь полным-полно СНГ и Прибалтике.
   — Кто вашм предки?   
— Мать моя — инженер; буква папа — спортсмен, мастер спорта полным-полно велоспорту. До девятнадцати лет я жила в Нальчике. Предки с сестрой до сего времени там. У нас свой двуэтажный домик со всеми удобствами. Его окружает расчудесный сад. У всякого члена семьи – своя комната. Нальчик — кавказский город. Там практически целый год лето. И целый денек я проводила в саду. Любой денек мы с сестрой, музицировали и пели песни: детские, патриотические, пользующиеся популярностью (типа «Айсберга в океане»). Папа иногда нам с Иркой гласил: «Сыграете такую-то песню — дам для вас на мороженое.» И мы пели с большим наслаждением, поэтому что нам нравилось петь и поэтому что на папины средства мы постоянно имели возможность брать жвачки, мороженое, пирожное.
     
— С какого момента вы себя понимаете?
— Может, для вас покажется странноватым, но – с маминых родов. Помню, как продиралась вперед полным-полно тесноватому проходу далее, далее и слышала шум там, впереди. В своё время говорю это маме, она смеется. Но я полностью обрезаны!

— Катя, кем вы желали стать в детстве?
— Певицей. Никакая иная профессия меня не побуждала. С 3-х лет я начала петь перед гостями, на утренниках в детском саду и гласить взрослым, что буду певицей. Увы в своё время меня сделали солисткой хора, и сама верила в священную мечту.

— Кои свойства, на ваш взор, помогают завоевывать симпатию людей?
— Жизнерадостность, решительность, справедливость. Никогда не допущу, чтоб кого-либо оскорбили. На данный момент я помогаю людям устраиваться на работу. Верю: совершая добро, получишь вдвойне. Я признаю переселение душ и гороскопы. Гороскопы показывают на меня большущее воздействие. Я Тигрица и Дева. Думаю, сиим знакам должна собственному нескончаемому «горению».

— Тот или иной образование вы получили?
— Окончив музыкальное училище, я поступила в Северо-Кавказскую консерваторию. Перевелась оттуда в Московскую Высшую Музыкальную Академию имени Гнесиных и поехала покорять Москву.
В столице я возникла в девятнадцать лет с надеждой в скором времени ее захватить. Но с каждым деньком нахождения в Москве я больше теряла веру. Как удивительно: в большом городке соседи вместе не здороваются, москвичи не зовут далее знакомства тебя в гости, обыкновенно на Кавказе; буква чего же стоит муравейник метро! Я угодила никому не нужна! 1-ые 3 месяца в столице дались очень тяжело. Я сообразила: выживает наисильнейший!
     Обучалась на заочном отделении в Гнесинке и участвовала во различных певческих конкурсах. Так на Конкурсе юных исполнителей стала лауреатом. Но конкурсы проходят, их фавориты забываются, буква высочайшие результаты соревнований не поменяют валютной работы и популярности.
     И здесь вдруг случилось волшебство: на одном изо конкурсов меня увидел Лев Валерьянович Лещенко и пригласил работать в собственный Музыкальный театр. Дела пошли на лад. Я совершенно человек удачливый. Лещенко нередко замечает: «Ты, Катя, в рубахе родилась.»
     Лев Валерьянович стал моим преподавателем в Гнесинке и директором на работе. У нас с ним весьма близкие, доверительные дела. Он зовет меня «дочкой», буква я его «отцом». Хотя как преподаватель он строг; я хорошо осознаю, что строгость его справедлива.
     С зачисления меня в Театр Лещенко потянулась нескончаемая вереница выступлений, гастролей полным-полно местности Рф и близкого зарубежья. Учебу в Гнесинке не сопоставить с училищем. В Москве на 1-ый план вышла работа в театре. Готовиться к сессии мне приходилось ночами. Сольные номера в театре были и моими зачетными работами в Академии. Театр Лещенко – не только лишь сценическая школа, да и школа жизни. Мне пришлось приложить много усилий, чтобы вписаться в коллектив.
В 98 году я с различием окончила Гнесинскую Академию и ушла изо Театра Лещенко и занялась сольной карьерой. С Львом Валерьяновичем до сего времени сохраняю самые наилучшие дела. Просто в некий момент я сообразила, что пора покидать «родительское гнездо», потому что я полностью готова: и мастерски, и морально. К тому же нашелся неплохой продюсер – Юрий Айзеншпис.
     Как самостоятельная певица, я в первый раз возникла на телеэкранах пятого января 98 года с клипом «Огни».

     — Катя Лель — это псевдоним 
— Лель, естественно, — псевдоним. Почему конкретно Лель? Захотелось войти в сознание публики как женщина с ангельским, лилейным голосом. С таковым голосом, как в моей возлюбленной песенке изо детского мульта:
Выглянуло солнышко,
Блещет на лугу.
Я на встречу солнышку
За травке бегу.

— Поведайте о самой большой творческой беде.
— Пожалуй, это проигрыш на «Утренней звезде» в 94 году. Я готовилась к конкурсу, сберегала себя. Но намедни захворала гриппом с высочайшей температурой. Единственное, на что я была способна в денек соревнований – в одно прекрасное время стоять на ногах и еле-еле гласить. Остаться дома я для себя не дозволила: для роли в передаче затратила очень много усилий. Естественно, я зрела в 10 раз ужаснее, чем имела возможность бы в обычном состоянии. Хотя отстала от соперницы только на один балл. Психологически я ощущала себя отвратно. Увы в своё время поделилась несчастьем с Львом Валерьяновичем, он произнес: «Ты повинна!» «Почему?! Я ведь захворала!»- «Ты не обязана была позволять для себя болеть!» Учитель просто убил меня. На некое время я не стала веровать в свои силы, начала мыслить о смене профессии; о том, что, может быть, я слабенькая, не готова к сцене…

— Где вы черпаете актуальные силы? Что помогает идти вперед и пробиваться?
— Любовь близких, родителей. Большущее желание быть специалистом, обосновать для себя: МОГУ. Я – мощный человек. Если же чего-то желаю, то лажу. Я полным-полно жизни – фаворит.

Дискутировала Светлана Рахманова