Александр Крашенинников

     В своё время я спустилась без ступенькам с асфальтового столичного зноя в прохладу подвала, где размещается «Стиль-бюро», самого владельца салона я не увидела. Были мастера, колдующие над прическами клиенток, интерьер в прохладной бирюзовой политре с матовыми стеклянными столиками, неведомый высочайший блондин со смоченными красящей пенкой волосами, в каком тяжело было выяснить маэстро Крашенинникова.

     Через пару минут моему взгляду стал Александр Крашенинников, конструктивно сменивший стиль. Его популярная в богемных кругах волнистая иссиня-черная прическа имела сейчас вид светлый и золотистый.
— В летнюю пору я люблю, чтоб и у меня и у остальных волосы были осветленные, — признался парикмахер. — К этому располагает само солнце, принудительно «мелирующее» наши головы в жаркое время Нужно лишь создать эти цвета наиболее колоритными и насыщенными. Также в летнюю пору уместны радостные красноватые, фиолетовые, экстремально золотистые тона.
  
     Сам мастер является жив рекламой собственного искусства.
Изменяя прическу довольно нередко (» Наскучивает один и этот же цвет, устаешь от него. Поначалу у меня были длинноватые волосы, позже стали недлинные. Когда-то я день проходил рыжеватым, позже перевоплотился в брюнета, сейчас чисто белоснежный…»), он умудрился не попортить для себя волосы, как и раньше завивающиеся в колечки. Что Александру с души воротит, и он укладывает их при помощи помады и геля от «WELLA».

— Не боитесь «спалить» свои кудряшки?
— Чего же мне страшиться, я же парикмахер. Если же расцветка изготовлена верно, инак позже используются надлежащие ухаживающие средства, то вреда {не будет}. Я лично мою голову любой денек мягеньким шампунем от «WELLA» — SP, позже бальзамом-ополаскивателем, и временами совершаю маски для волос. Чрезвычайно увлекаться масками не стоит. Естественно, в жару волосы требуют наиболее кропотливого ухода, ведь в зимнюю пору мы волосы питаем, инак в летнюю пору защищаем — от солнца, от морской воды. Есть особая летняя «велловская» серия «Left eksun»: шампуни, бальзамы, стайлинги. Если же держать в мыслях о собственных волосах, они вас отблагодарят.
  

— Когда не желаете ли и вы отблагодарить тех собственных наставников, которые обучили вас так отлично «осознавать» волосы?
— Я вспоминаю о учителях как о людях, которые мне доверяли и тем посодействовали «отыскать себя». К примеру, в Днепропетровском театральном училище меня весьма поддерживала преподаватель Светлана Никитина. Потом я работал в днепропетровском оперном театре, в гримерно-парикмахерском цехе, где встречал полное осознание со стороны всех мастеров. Позже мне довелось трудиться в Николаевском театре драмы и музыкальной комедии, при этом, я был и гримером, и актером. Когда что было в армии! Часами посиживал в библиотеке, придумывал сценарии, позже мы на их базе ставили литературные композиции со стихами и музыкой. Я не был способным жить как все, мне повсевременно необходимо было поле для деятельности. Далее армии я поступил на актерский факультет в ГИТИС. И всегда одаривал о прогнозировании причесок, — делал стрижки студентам, работал в обыкновенной парикмахерской. И, в конце концов, ушел «в волосы» с головой… Скоро мой друг Валерий Плотников произнес, что я не может стоять в парикмахерской, инак заниматься собственной карьерой… Мне весьма посодействовала компания «WELLA», она и на данный момент дает мне большой простор для творчества. Очередной мой сподвижник без жизни — Павел Тихомиров, режиссер театра «Блуждающие звезды», где я на данный момент играю. У нас образовался неплохой творческий тандем.
  

— Означает, вы к тому же играете? Как для вас удается кооперировать два настолько различных занятия?
— Три занятия. Еще я преподаю историю костюмчика и прически в Русской Академии парикмахерского искусства. Я занят в салоне без понедельникам, средам и пятницам, и дней этих не меняю, потому что ценю стабильность в работе. В остальное время занимаюсь иными делами, а именно, играю Поля в «Не сошлись нравами» без Островскому, в «Листках сожженной тетради» — про любовь поэта Сергея Есенина, в «Оркестре» без пьесе Ануя, в «Театральной {фантазии}» «изображаю» ведущего актера театральной труппы. Когда в детской притче «Боец и королева» играю, представьте для себя, сапожника, — и здесь Александр робко улыбается. Совершенно не «весьмэтрски».
     Тем не наименее, он самый реальный мэтр и пользуется исключительной известностью для лица собственной профессии. Временами его приглашают судить различные конкурсы, и это при том, что ни в каком с их он никогда не участвовал!
  

— Я не спортсмен, — признается Александр. И добавляет: — У меня все персонально, не как у всех. Включая и в одежке. Я могу надеть и футболку с широкими молодежными штанами, и костюмчик. Весьма люблю трикотаж — штаны, пальто, свитера. Для ежедневной носочки неплохи удобные смесовые ткани. Синтетику не уважаю. Когда чисто шелк, хлопок, бархат весьма люблю. Совершенно от того, как отлично человек смотрится, зависит и его самочувствие. Сооружая для себя новейшую прическу, я чувствую, что улучшается настроение, возникают новейшие идеи. Их у меня совершенно много, но на воплощение проектов необходимы средства. Есть превосходная мысль – организовать галла-концерт с внедрением музыки различных направлений с привлечением оперных певцов. Охото создать это модно, так чтоб актеры были прекрасно одеты и причесаны. Что же непременно касается планов на наиблежайшее будущее, то весьма желаю поучаствовать в намеченной на сентябрь выставке «Мир красы». Специально для этого готовлю новое стриптиз-шоу. Каковое – это секрет.

Анна Тертычная